Ван Вэй

Стихотворения

днем прибыл в храм Цинлун и навестил чаньского монаха-наставника Цао" [257, с. 129] - философские раздумья поэта по поводу некоторых буддийских понятий, таких, как "доброе сердце", которое присуще самой природе, "небесный глаз" - всевидящее око Будды и бодхисаттв. Казалось бы, Ван Вэй стремится получить разъяснение от чаньского наставника, но складывается впечатление, что сам он гораздо более сведущ в теоретических вопросах буддийского вероучения. В стихотворении "Чаньский наставник монастыря Яньцзыкань" [257, с. 81] Ван Вай не пытается решить теоретические проблемы, а стремится лишь показать те живописные места, где, как правило, располагались буддийские монастыри, вдали от людских поселений, куда трудно было даже пешком добраться едва заметной тропинкой. Как и многие другие произведения поэта, это стихотворение содержит известную долю аллегории: не есть ли "крутая стена" - сложное и трудное для непосвященного человека буддийское учение? Через бурные волны кто пойдет вброд, подняв платье? Крутой стены не следует избегать. В горах монастыря Яньцзыкань На труднопроходимой дороге много извилистых мест. Вся в трещинах земля, дорога в изгибах, В небо воткнулись множество пиков отвесных. Водопад клокочет и брызжет, Поразительной формы камень вот-вот упадет. Ван Вэю неторопливая, простая жизнь монахов представляется прекрасной: Бродит он вместе с собирающей орехи обезьяной, Когда возвращается - неизменно напротив гнездо журавля. Ван Вэй особенно в последние годы жизни стремился жить в соответствии с буддийскими идеалами, но он так никогда и не сделал шага, к которому вела его вся жизнь, - принятие монашеского пострига. В произведениях последних лет очень сильны мотивы стремления к покою и отрешенности. Сам поэт окончательное свое обращение к буддизму относит к периоду после мятежа Ань Лушаня, т. е. всего за пять лет до смерти: Уж в зрелом возрасте к буддизму возвратился, далее