Назад Содержание Далее

VI. ПЕСНИ ЦАРСКОЙ СТОЛИЦЫ 1

ТАМ ПРОСО СКЛОНИЛОСЬ ТЕПЕРЬ
(I, VI, 1)

I

Там просо склонилось теперь к бороздам,
Там всходы взошли ячменя...
И медленно я прохожу по полям,
В смятении дух у меня.
И всякий, кто знает меня, говорит,
Что скорбь в моём сердце и страх.
А тот, кто не знает меня, говорит:
«Что ищет он в этих полях?»
О неба лазурная даль в вышине,
Кто пыль запустенья разнёс по стране?


II

Там просо склонилось теперь к бороздам,
Ячмень колосится давно...
И медленно я прохожу по полям,
И сердце смятеньем полно.
И всякий, кто знает меня, говорит,
Что скорбь в моём сердце и страх.
А тот, кто не знает меня, говорит:
«Что ищет он в этих полях?»
О неба лазурная даль в вышине,
Кто пыль запустенья разнёс по стране?


III

Там просо склонилось теперь к бороздам,
Зерно налилось ячменя...
И медленно я прохожу по полям,
Как тесно в груди у меня!
И всякий, кто знает меня, говорит,
Что скорбь в моём сердце и страх.
И тот, кто не знает меня, говорит:
«Что ищет он в этих полях?»
О неба лазурная даль в вышине,
Кто здесь запустенье разнёс по стране?


ТОСКА О МУЖЕ
(I, VI, 2)
На службе у князя супруг далеко -
Не знаю, когда он вернется ко мне,
И где он теперь, и в какой стороне?
Уж куры расселись по гнездам в стене,
Склоняется к вечеру день, и с полей
Коровы и овцы бредут в тишине.
На службе у князя супруг далеко -
Как думой к нему не стремиться жене?

На службе у князя супруг далеко...
Не день и не месяц проводит подряд!
Когда же домой возвратится солдат?
Уж куры давно по насестам сидят,
Склоняется к вечеру день, и с холмов
Коровы и овцы вернулись назад.
На службе у князя супруг далеко,
Пусть голод и жажда его пощадят!


РАДОСТЬ ВОЗВРАЩЕНИЯ ИЗ ПОХОДА
(I, VI, 3)
Весел супруг мой - нет ни тревог, ни забот.
Вижу: он в левую руку шэн свой берёт2,
Машет мне правой - в дом за собою зовёт.
Как наша радость, моя и его, велика!

Весел супруг мой - он мирную радость хранит.
Вижу: для пляски в левой руке его щит3,
Машет мне правой - взойти на площадку велит.
Как наша радость, моя и его, велика!


ДУМЫ СОЛДАТА О ДОМЕ
(I, VI, 4)
Пускай возмутятся ленивые воды реки,
Но связанным брёвнам по страшен их грозный напор4,
Там наши родные от нас далеки, далеки!..
Здесь, в Шэнь5, одиноки, надолго мы стали в дозор.
Мы думу одну лишь о наших родных бережём!
В какую луну мы вернёмся в родимый свой дом?

Пускай возмутятся ленивые воды реки -
Вязанку ветвей не размечут теченьем они!
Там наши родные от нас далеки, далеки,
Здесь, в Фу6, мы дозором должны оставаться одни.
Мы думу о них лишь, мы думу о них бережём!
В какую луну мы вернёмся в родимый наш дом?

Пускай возмутятся ленивые воды реки -
Вязанка лозы уцелеет средь бешеных струй!
Там наши родные от нас далеки, далеки,
Совсем одиноки, мы стали дозором здесь, в Сюй.
Мы думу о них лишь, мы думу о них бережём!
В какую луну мы вернёмся в родимый наш дом?


ГЛУХАЯ КРАПИВА
(I, VI, 5)
Глубоко в долине глухая крапива растёт,
Но долгою сушью и зноем крапиву сожгло.
Покинуть супруга беда заставляет жену7,
Его покидая, вздыхает она тяжело,
Его покидая, вздыхает она тяжело,
Увидеть пришлось от супруга и горе, и зло.

Глубоко в долине глухая крапива растёт,
Она увядает, и листья её сожжены.
Покинуть супруга беда заставляет жену -
Протяжны стенанья и плач уходящей жены,
Протяжны стенанья и плач уходящей жены,
И, злобу познав, расставаться супруги должны.

Глубоко в долине глухая крапива растёт,
А зной и в низинах сырых ту крапиву пожёг.
Покинуть супруга беда заставляет жену,
С рыданьями слёзы текут - непрерывен их ток.
С рыданьями слёзы текут - непрерывен их ток;
Зачем эти слёзы? Ужель отвратят они рок?


ЗАЯЦ МЕДЛИТЕЛЕН
(I, VI, 6)
Заяц медлителен и осторожен,
Фазан простодушен - попал он в силок.
О, если б от жизни моей начала
Того, что я сделал, не делать я мог!
И вот во второй половине жизни
Все эти печали послал мне рок!
О, если б навеки уснуть без тревог!

Заяц медлителен и осторожен,
Фазан простодушен - он в сеть залетел.
О, если б от жизни моей начала
Вовек бы не делать мне сделанных дел!
И вот во второй половине жизни
Все эти страданья - мой горький удел!
Уснуть, не проснуться б я ныне хотел!

Заяц медлителен и осторожен,
Фазан же... в тенетах запутался он!
О, если б от жизни моей начала
Так службою не был бы я утомлён,
И вот во второй половине жизни
Здесь беды со всех я встречаю сторон!
О, пусть непробудный мне явится сон!


НА ЧУЖБИНЕ
(I, VI, 7)
Сплелись кругом побеги конопли
По берегу речному возле гор...
От милых братьев я навек вдали,
Чужого я зову отцом с тех пор...
Чужого я зову отцом с тех пор -
А он ко мне поднять не хочет взор.

Сплелись кругом побеги конопли,
Где берег ровную раскинул гладь...
От милых братьев я навек вдали,
К совсем чужой я обращаюсь - мать...
К совсем чужой я обращаюсь - мать,
Она ж меня совсем не хочет знать.

Сплелись кругом побеги конопли,
Где берег взрыт рекой подобно рву...
От милых братьев я навек вдали,
Чужого старшим братом я зову...
Чужого старшим братом я зову -
Не хочет он склонить ко мне главу.


УЙДУ ЛИ, МОЙ МИЛЫЙ,
НА СБОР КОНОПЛИ
(I, VI, 8)
Уйду ли, мой милый, на сбор конопли,
Лишь день мы в разлуке, но кажется мне:
Три месяца был ты вдали!

Сбирать ли душистые травы иду,
Лишь день мы в разлуке, а кажется мне:
Три времени года я жду!

Уйду ль собирать чернобыльник лесной,
Лишь день мы в разлуке, а кажется мне:
Три года ты не был со мной!


КОЛЕСНИЦА БОЛЬШАЯ ГРОХОЧЕТ
(I, VI, 9)
Колесница большая грохочет - гремит на пути,
В ней зелёной осокой дворцовое платье блестит.
Разве я не стремлюсь и душою и думой к тебе?
Да боюсь я тебя и не смею к тебе подойти8.

Ехал медленно ты - колесница твоя тяжела,
И одежда твоя, точно алая яшма, была.
Разве я но стремлюсь и душою и думой к тебе?
Да тебя побоялась - с тобою бежать не могла.

Хоть с тобою, мой милый, и в разных домах мы живём,
Мы умрём и могилу разделим под общим холмом.
Если скажешь, любимый, что сердцем неискренна я -
Светлым солнцем клянусь: правда в любящем сердце моём!


ВИЖУ, ВДАЛИ КОНОПЛЯ
(I, VI, 10)
Вижу, вдали конопля поднялась над пологим холмом,
Кто-то Цзы-цзе задержал там - он, верно, с другою вдвоём.
Кто-то Цзы-цзе задержал там - он, верно, с другою вдвоём -
Радость Цзы-цзе обещал, что придёт веселиться в мой дом!

Там вдалеке над пологим холмом и пшеница видна,
Кто-то Цзы-го удержал - я его ожидаю одна.
Кто-то Цзы-го удержал - я его ожидаю одна -
Он обещал мне прийти и отведать и явств, и вина!

Слива вдали над холмом - одиноко той сливе расти,
Юношей кто-то другой удержал у холмов на пути,
Юношей кто-то другой удержал у холмов на пути -
Яшмы для пояса мне обещали они принести.


Назад Содержание Далее
Качественная сталь листовая со скидкой.