Назад Содержание Далее

VII. ПЕСНИ ЦАРСТВА ЧЖЭН 1

ПРИГОЖИ ВЫ, КНЯЗЬ
(I, VII, 1)
Пригожи вы, князь, в чёрном платье своём,
Износите это - другое сошьём,
Ваш двор посетим2 и, домой возвратясь,
Отборной едой угостим мы вас, князь.

Как чёрное платье прекрасно на взгляд,
Износите - новый скроим вам наряд,
Ваш двор посетим и, домой возвратясь,
Отборной едой угостим мы вас, князь.

Как пышен одежд этих чёрный атлас!
Износите - сыщем другие для вас,
Ваш двор посетим и, домой нозвратясь,
Отборной едой угостим мы вас, князь.


ЧЖУНА ПРОСИЛА Я СЛОВО МНЕ ДАТЬ
(I, VII, 2)
Чжуна просила я слово мне дать
Не приходить к нам в деревню опять,
Веток на ивах у нас не ломать.
Как я посмею его полюбить?
Страшно прогневать отца мне и мать!
Чжуна могла б я любить и теперь,
Только суровых родительских слов
Девушке нужно бояться, поверь!

Чжуна просила я слово мне дать
К нам не взбираться опять на забор,
Тутов у нас не ломать на позор.
Как я посмею его полюбить?
Страшен мне братьев суровый укор.
Чжуна могла б я любить и теперь,
Только вот братьев суровых речей
Девушке надо бояться, поверь!

Чжуна просила я слово мне дать
Больше не лазить в наш сад на беду
И не ломать нам сандалы в саду.
Как я посмею его полюбить?
Страшно мне: речи в народе пойдут.
Чжуна могла б я любить и теперь,
Только недоброй в народе молвы
Девушке надо бояться, поверь!


ШУ НА ОХОТУ ПОЕХАЛ
(I, VII, 3)
Шу на охоту поехал, по улице гонит коней -
Улица точно пуста, и людей я не вижу на ней…
Улица разве пуста и людей ты не видишь на ней?
Нет между них никого, равного Шу моему,
Всех он прекрасней лицом, всех он добрей и умней!

Шу на охоту поехал - его колесница видна.
Нет здесь, на улице нашей, умеющих выпить вина...
Разве на улице нет умеющих выпить вина?
Нет между них никого, равного Шу моему,
Он так благороден и добр - знает про это страна!

Шу по стране разъезжает - он ищет добычи для стрел.
Юношей нет здесь таких, кто бы править конями умел...
Разве здесь юношей нет, кто бы править конями умел?
Нет между них никого, равного Шу моему.
Как он собою пригож, как он отважен и смел!


ШУ НА ОХОТЕ
(I, VII, 4)

I

Шу на большую охоту ехать собрался в поля,
Вот в колесницу поднялся, правит четвёркой коней.
Вожжи в руках натянул он шёлковой ленты ровней,
Пляшут его пристяжные княжьих танцоров плавней.
Шу на охоту поехал - только болото кругом,
Разом вздымается кверху пламя зажжённых огней.
Торс обнажил он, руками тигра сжимает сильней;
Князь в колеснице - он тигра прямо сложил перед ней.
Шу я просила: не надо тигров руками ловить;
Ран от когтей берегись ты - ран не бывает страшней!


II

Шу на большую охоту ехать собрался в поля,
Вот в колесницу поднялся, правит четвёркой гнедых,
Головы вздёрнула кверху пара его коренных,
Дикие гуси в полёте - пара его пристяжных.
Шу на охоту поехал - только болото кругом.
Разом огонь разъярённый в зарослях вспыхнул густых.
Шу на охоте, наверно, лучший из лука стрелок.
Даже искусством возницы он бы похвастаться мог.
Вскачь он порою пускает, сдержит порою коней,
Пустит стрелу он и мчится, быстрый, вдогонку за ней!


III

Шу на большую охоту ехать собрался в поля,
Вот в колесницу поднялся - серых четвёрка пошла,
Вровень несут коренные головы и удила,
Две пристяжные, как руки, вслед им простёрли тела.
Шу на охоту поехал - только болото кругом -
Вспыхнул огонь, и повсюду всё он сжигает дотла.
Лошади Шу утомились - тише и медленней ход,
Реже и реже из лука стрелы свершают полёт.
Вот свой колчан отвязал он, стрелы в колчане лежат,
Лук свой он к месту приладил - едет с охоты назад.


ЦИНСКИЕ ЛЮДИ ПОД ГОРОДОМ ПЭН
(I, VII, 5)
Цинские люди3 под городом Пэн4, с этих пор
Кони четвёрками мчатся, броня - их убор.
Алый из перьев с двух копий свисает узор,
Чуткий над Хэ колесница свершает дозор.

Цинские ныне под Сяо в дозоре полки,
Грозные кони в броне, колесницы тяжки,
Подняты кверху двух копий двойные крюки;
Воины бродят по берегу Желтой реки.

Цинские люди под Чжу караулом стоят,
Кони в броне выступают так весело в ряд.
Правит возница, доспехи дозорных блестят.
Военачальник проходит, доволен и рад!


БАРАНЬЯ ПРИДВОРНАЯ ШУБА
(I, VII, 6)
Баранья придворная шуба блестит,
Мягка, и гладка, прекрасна на вид.
О, это такой человек, говорят,
Судьбой он доволен и верность хранит.

А барсовый мех к рукавам прикреплён.
Отважен сей подданный, смел и силён.
О, это такой человек, говорят, -
В отчизне был правды ревнителем он.

Пышна эта шуба баранья на нём -
На ней украшенья сверкают огнем,
О, это такой человек, говорят,
Достойнейшим был он в отчизне бойцом!


ВДОЛЬ ДОРОГИ БОЛЬШОЙ Я ПРОШЛА
(I, VII, 7)
Вдоль дороги большой я прошла, не устав, -
Я держала тебя за рукав.
О, не надо теперь ненавидеть меня,
Сразу нежность былую поправ.

Вдоль дороги большой я прошла, не устав, -
Твою руку сжимая весь путь...
И теперь ты со мною жестоким не будь,
Вдруг былую любовь не забудь.


ЖЕНА СКАЗАЛА
(I, VII, 8)
Жена сказала: «Петух пропел».
Ей муж ответил: «Редеет мрак».
«Вставай, супруг мой, и в ночь взгляни,
Рассвета звёзды горят, пора!
Спеши на охоту, супруг, живей -
Гусей и уток стрелять с утра!»

Летит твой дротик, нагонит их,
Тебе, супруг, приготовлю их.
С тобой мы выпьем вдвоём вина,
Пусть будет старость у нас одна.
Готовы цитра и гусли здесь,
Пусть будет радость совсем полна.

Кто к мужу в гости к нам в дом придёт -
Получит яшму на пояс тот.
Кто другом станет тебе, супруг,
Тот примет яшму из наших рук,
Того, кто будет тобой любим,
На пояс яшмою наградим!


ДЕВА ВМЕСТЕ СО МНОЙ
В КОЛЕСНИЦЕ
(I, VII, 9)
Дева, что вместе со мной в колеснице сидит,
Сливы цветок мне напомнила цветом ланит.
Видишь, стремительно едем дорогой кругом,
Только в подвесках сверкнёт драгоценный нефрит.
Старшую Цзян мы красавицей нашей зовём -
Верно, достойна она и прелестна на вид.

С этою девой иду по дороге вдвоём,
Сливы цветку она нежным подобна лицом.
Вдоль по дорогам мы долго гуляем кругом,
Пояс в подвесках твой, яшмы бряцают на нём.
Старшую Цзян мы красавицей нашей зовём,
Добрую славу о ней навсегда сбережём!


НА ГОРЕ РАСТУТ КУСТЫ
(I, VII, 10)
На горе растут кусты,
В топях - лотоса цветы...
Не видала красоты -
Повстречался, глупый, ты.

Сосны на горах растут,
В топях ирисы цветут...
Не нашла красавца тут,
Повстречался мальчик-плут.


ЛИСТ ПОЖЕЛТЕЛЫЙ
(I, VII, 11)
Лист пожелтелый, лист пожелтелый
Ветер срывает и ночью и днём,
Песню, родной мой, начни, - я хотела
Песню продолжить, мы вместе споём.

Лист пожелтелый, лист пожелтелый
Ветер кружит и уносит с собой...
Песню продолжи, родной, - я хотела
Песню окончить вместе с тобой.


ХИТРЫЙ МАЛЬЧИШКА
(I, VII, 12)
Хитрый мальчишка
Мне слова не скажет совсем.
Иль без тебя я
Больше не сплю и не ем?

Хитрый мальчишка
Со мной не разделит еду!..
Иль без тебя я
Покоя теперь не найду?


КОЛЬ ОБО МНЕ ТЫ С ЛЮБОВЬЮ
ПОДУМАЛ
(I, VII, 13)
Коль обо мне ты с любовью подумал -
Подол приподняв, через Чжэнь5 перейду.
Если совсем обо мне ты не думал -
Нет ли другого на эту беду?
Самый ты глупый мальчишка из всех!

Коль обо мне ты с любовью подумал -
Подол приподняв, перейду через Вэй.
Если совсем обо мне ты не думал -
Нет ли другого для милой твоей?
Самый ты глупый мальчишка из всех!


КАК ОН ДОРОДЕН
(I, VII, 14)
Как он дороден, прекрасен собою на вид!
Он у дороги, меня ожидая, стоит -
Я ж не могу проводить его, сердце скорбит.

Как величав он собою и как он силён!
В дом наш вступает и ждёт меня в горнице он -
Выйти нельзя мне, и скорбью мой дух удручён.

Платьем простым я прикрою наряд расписной -
Тканой сорочки узор я прикрою холстом -
Милый, пора в колесницу коней запрягать,
Вместе отсюда уедем с тобою вдвоём.

Тканой сорочки узор я прикрою холстом,
Платьем простым я прикрою наряд расписной -
Милый, пора в колесницу коней запрягать,
Вместе отсюда уедешь с твоею женой.


ПЛОЩАДЬ ПРОСТОРНАЯ
ЕСТЬ У ВОСТОЧНЫХ ВОРОТ
(I, VII, 15)
Площадь просторная есть у восточных ворот,
Там по отлогому скату марена растёт,
Здесь же и дом твой - он близко совсем от меня,
Только далёко хозяин, что в доме живёт.

Там и каштан у восточных ворот в стороне,
Домики в ряд расположены вдоль по стене...
Разве я думою больше к тебе не стремлюсь?
Что же теперь никогда не заходишь ко мне?


ВЕТЕР С ДОЖДЁМ
(I, VII, 16)
Ветер с дождём холодны, словно лёд...
Где-то петух непрерывно поёт.
Только, я вижу, супруг мой со мной -
Разве тревога в душе не замрёт?

Ветер бушует, он резок и дик...
Вновь петушиный доносится крик.
Только, я вижу, супруг мой со мной -
Разве мне в сердце покой не проник?

Ветер с дождём, и повсюду темно...
Крик петушиный несётся в окно.
Только, я вижу, супруг мой со мной
Разве не радостью сердце полно?


ВОРОТ ОДЕЖДЫ БЛЕСТИТ
БИРЮЗОВЫЙ НА НЁМ
(I, VII, 17)
Ворот одежды блестит бирюзовый на нём.
Сердце скорбит бесконечно о милом моём.
Хоть никогда не хожу я его повидать -
Сам почему не зайдёт он проведать наш дом?

К поясу светло-зелёный привесил нефрит,
Думы мои бесконечны, и сердце скорбит.
Хоть никогда не хожу я его повидать -
Сам он меня посетить почему не спешит?

Вечно резвится он, вечно беспечный такой,
Вечно торчит он на башне стены городской.
День лишь его не увижу, а сердце моё
Словно три месяца ждёт, истомится тоской!


БУРНЫЕ ВОДЫ РЕКИ
(I, VII, 18)
Бурные воды реки -
Связка ж ветвей поплыла, невредима.
Кто так сердцами близки -
Я лишь и ты, мой любимый!
Слову людскому не верь,
Люди обманут, любимый...

Бурные воды - взгляни...
Нот, но растреплют плетёнку с дровами.
Кто нам душою сродни? -
Только друг другу мы сами!
Слову людскому не верь,
Люди неискренни с нами.


ВОТ ИЗ ВОСТОЧНЫХ ВОРОТ ВЫХОЖУ
(I, VII, 19)
Вот из восточных ворот выхожу я - там в ярких шелках
Девушки толпами ходят, как в небе плывут облака.
Пусть они толпами ходят, как в небе плывут облака,
Та, о которой тоскую, не с ними она - далека.
Белое платье ты носишь и ткань голубую платка -
Бедный наряд, но с тобою лишь радость моя велика.

Я выхожу из ворот через башню в наружной стене6,
Девушек много кругом, как тростинки они по весне.
Пусть же толпятся кругом, как тростинки они по весне,
Думой не к девушкам этим в сердца стремлюсь глубине.
Белое платье простое и алый платок на тебе -
Бедный наряд, но счастье, с тобой лишь приходит ко, мне!


В ПОЛЕ ЗА ГОРОДОМ
ТРАВЫ ПОЛЗУЧИЕ ЕСТЬ
(I, VII, 20)
В поле за городом травы ползучие есть,
Вижу - на травах повисла роса тяжело.
Знаю - прекрасный собою здесь юноша есть,
Вижу, как чисто его и прекрасно чело.
Так неожиданно мы повстречались - и вот
Я утолила желанье, что в сердце легло.

В поле за городом травы ползучие есть,
Росы висят на траве тяжелы и густы.
Знаю - прекрасный собою здесь юноша есть,
Брови и лоб - как прекрасны они и чисты!
Так неожиданно мы повстречались - и вот
Радостно вместе с тобой мне, и радостен ты.


В ТРЕТЬЮ ЛУНУ,
ПРАЗДНИК СБОРА ОРХИДЕЙ
(I, VII, 21)

I

Той порой Чжэнь и Вэй
Разольются волнами
И на сбор орхидей
Выйдут девы с дружками.
Молвит дева дружку:
«Мы увидимся ль, милый?»
Оп в ответ: «Я с тобой,
Разве ты позабыла?»
«Нет, опять у реки
Мы увидимся ль, милый?
На другом берегу
Знаю место за Вэй я -
На широком лугу
Будет нам веселее!»
С ней он бродит над Вэй,
С ней резвится по склонам
И подруге своей
В дар подносит пионы.


II

Глубоки Чжэнь и Вэй,
Мчат прозрачные волны,
Берег, в день орхидей
Дев и юношей полный...
Дева молвит дружку:
«Мы увидимся ль, милый?»
Он в ответ: «Я с тобой.
Разве ты позабыла?»
«Нет, опять у реки
Мы увидимся ль, милый?
На другом берегу
Знаю место за Вэй я -
На широком лугу
Будет нам веселее!»
С ней он бродит над Вэй,
С ней резвится по склонам
И подруге своей
В дар подносит пионы.


Назад Содержание Далее
Эстонская пряжа кауни красочная палитра оттенков пряжи кауни.