Назад Содержание Далее

Тао Юань-мин

Обращения к друзьям

ВТОРЮ СТИХАМ ЧЖУБУ ГО
* *
Густо-густо разросся
лес пред самою дверью дома.
Когда лето в разгаре,
сберегает он чистый сумрак.

Южный радостный ветер
в это время как раз приходит,
И бесчинствует всюду,
и распахивает мой ворот.

Я нигде не бываю,-
выйду так, полежать без дела,
Или сяду спокойно
и за цинь возьмусь и за книгу.

Овощей в огороде
у меня изобилье всяких,
Да и старого хлеба
остаются ещё запасы.

О себе все заботы
ограничены ведь пределом,
Мне же больше, чем иадо,
никогда по хотелось в жизни.

Винный рис я очищу
и вино па славу готовлю,
А поспеет, и сразу
сам себе его изливаю.

Сын мой, маленький мальчик,
здесь же, рядом со мной играет.
Он мне что-то лепечет,
а сказать ещё не умеет.

И во всём этом вместе
есть, по правде, такая радость,
Что уже я невольно
о роскошной забыл булавке...

И в далёкие дали
провожая белые тучи,
Я в раздумьях о древнем;
о, раздумья мои глубоки!


Теплотою и влагой
три весенние срока славны
И чиста и прохладна
та, что белой зовётся, осень.

Когда росы застынут
и кочующих туч не станет,
Когда небо высоко
и бодрящий воздух прозрачен,

Как причудливо-странны
воздымаются ввысь вершины,
Стоит только вглядеться -
удивительно, неповторимо!


Хризантемой душистой
просветляется темень леса.
Хвоей сосен зелёной,
словно шапкой, накрыты горы.

Размышляю об этом
целомудренном и прекрасном,
Чья открытая доблесть
и под инеем нерушима,

И за винною чарой
об отшельнике древнем думы:
Будет тысячелетье,
как твоих мы держимся правил.

Но пока в моей жизни
неразвёрнутые стремленья...
Чувства, чувства такие
в «добрый месяц» меня тревожат.


ВТОРЮ СТИХАМ ЧАЙСАНСКОГО ЛЮ В ОТВЕТ НА СТИХИ ЧАЙСАНСКОГО ЛЮ
Горы и воды
давно меня призывали.
Но почему же
я долго так колебался?

В этом виною
друзья мои и родные:
Жалко мне было
сказать о разлуке с ними...

Ясное утро
сошлось с необычным чувством.
Взял я мой посох,-
и к западной хижине снова.

Глушью безлюдной
прошёл, никого не увидев,
Только всё время
пустые встречая жилища...

Ветхую кровлю
уже я настлал травою.
Новое поле
опять пора обработать.

Ветер ущелий
приносит с востока свежесть.
Чарка весенняя
снимет усталость и голод.

(Слабенькой девочке
рад хоть не так, как сыну,
Всё же утешит,-
совсем без детей ведь хуже...)

Ах, неспокойны
дела в суетливом мире.
Годы и луны
меня от них отдаляют.

Пашни и прялки
мне хватит для нужд насущных.
Большего в жизни,
по мне, ничего не надо:

Время промчится,
и через одно столетье
Тело и имя -
в тени сокроются оба!


И бедно живу,
и мало с миром общаюсь.
Не помню порой,
сменилось ли время года.

Пустынный мой двор
покрыт опавшей листвою.
Я, с грустью взглянув,
узнал, что осень настала.

Подсолнечник вновь
расцвёл у северных окон.
Колосья уже
созрели на южном поле.

Мне как же теперь
не радоваться на это:
Уверен ли я,
что будущий год наступит?

Жену я зову,
детей мы берём с собою
И в добрый к нам день
гулять далеко уходим.


ОТВЕЧАЮ ЦАНЪЦЗЮНЮ ПАНУ

Когда Пан служил цанъцзюнем у Вэйского цзюня
и был послан из Цзянлина в столицу, он, проезжая
через Сюнъян, подарил мне стихи

I II
За дверью из грубо
сколоченных досок
И цинь у меня,
и для чтения книги.

Стихи я пою,
я играю на цине,
Что главною стало
моею утехой.

А разве лишен
я других наслаждений?
Еще моя радость
и в уединенье:

Я утром с зарей
огород поливаю,
А к ночи ложусь
под соломенной кровлей.


Что мнится иному
сокровищем дивным,
Порою для нас
вовсе не драгоценность.

И если мы с кем-то
не равных стремлений,
Способны ли с ним
быть мы родственно-близки?

Я в жизни искал
задушевного друга
И вправду же встретил
того, кто мне дорог.

И сердце приветно
сливается с сердцем,
Уже и домами
соседствуем тоже.


III IV
Теперь я скажу
о тебе, кто мне дорог,
Кто любит добро
и усердия полон.

Вино у меня
превосходное было,
Но только с тобою
в нём радость вкушал я.

За ним говорились
приятные речи,
За ним сочинялись
и новые строки.

Бывало, лишь день
я тебя не увижу,-
Как мог в этот день
о тебе я не думать!


Хоть истинный друг
никогда не наскучит,
А всё ж наступило
нам время расстаться.

Тебя проводив
от ворот на дорогу,
Я чарку пригубил
без всякой охоты.

О, нас разлучившая
служба в Цзянлине!
О, скрытые далью
на западе тучи!

И вот человек
уезжает далёко...
Разумную речь
от кого я услышу?


V VI
В тот раз, когда я
распростился с тобою,
Весенние иволги
только запели.

Сегодня, когда
мы встречаемся снова,
Снег мокрыми хлопьями
падает с неба.

Всесильный дафань
дал тебе повеленье
На должность сановную
ехать в столицу.

Ты разве забыл
тишины безмятежность?
Да нет, это служба
не знает покоя!


Печально-печально
холодное утро.
Шумит и шумит
нескончаемый ветер...

Вперёд понеслась
государева лодка,
И где-то качает
её над пучиной.

Да будет удача
в делах твоих, странник!
В начале пути
о конце позаботься.

Воспользуйся всеми
удобными днями
И побереги
себя в дальней дороге.



Назад Содержание Далее
knigi