Назад Содержание Далее

Тао Юань-мин

Стихотворения разных лет

ПЕРЕСЕЛЯЮСЬ
* *
И прежде хотел я
жить в этой Южной деревне,
И не потому что
гаданьем ей выпал знак:

Здесь, слышал я, много
людей с простыми сердцами.
В их обществе радость
считать вечера и дни.

В мечтах о деревне
прождал я всё-таки годы,
Покамест сегодня
я не поселился в ней..

А хижине бедной
к чему большие пространства?
Достаточно, если
прикроет она постель.

Важней, чтоб соседи
почаще ко мне ходили,
И мы в разговорах
судили б о старине,

И чудным твореньем
мы вместе бы восторгались,
Неясные мысли
друг другу толкуя в нём.


Весною и осенью
много погожих дней.
На гору мы всходим
и там слагаем стихи.

Минуем ворота -
хозяин к себе зовёт.
Вино поспевает -
и тут же его мы пьём.

В полях поработав,
расходимся по домам.
Домой воротившись,
мы думаем о друзьях.

А вспомнив о друге,
спешим накинуть халат:
В беседах и в смехе
мы не замечаем часов.

Жизнь в этих занятьях
не лучше ль всякой иной?
Не вспыхнет желанье,
покинув её, уйти.

Одежда и пища
к тому же требуют средств.
На пахоте труд мой
меня не введёт в обман!


ДОВОЛЬНО ВИНА! ЧИТАЯ «ШАНЬХАЙЦЗИН» -
КНИГУ ГОР И МОРЕЙ
Я живу - мне довольно
городка, что со мною рядом, -
Нестеснён, безмятежен,
мне свободы моей довольно.

Я сижу, мне довольно
под высоким деревом тени.
Я шагаю, довольно
мне двора с терновой калиткой.

И из яств самых вкусных
мне подсолнечника довольно.
И для полного счастья
мне довольно моих сыночков.

Но ни разу я в жизни
не сказал, что вина довольно.
А сказал бы «довольно»,
и ушло б от меня веселье:

Если к ночи довольно,
я тогда не усну спокойно,
Если утром довольно,
я тогда не смогу подняться.

День за днём непрестанно
я пытался сказать «довольно».
Кровь, бегущая в жилах,
не мирилась с тем, что довольно.

Ведь одно только знал я:
мне довольно, и гибнет радость
И не знал я другого:
мне довольно, и в этом польза.

И коль скоро я понял,
что к добру мне сказать «довольно»,
То с утра я сегодня
в самом деле скажу «довольно».

С этой первой минуты,
как решу я, что мне довольно,
Я пребуду в довольстве
на волшебном фусанском бреге.

И останется ясным
и довольным мой прежний облик,
Но довольным навечно,
не па тысячи лет ближайших!


Лето в начале,
растут деревья и травы.
Дом окружая,
сплелись тенистые ветви.

Птицы слетелись
и радуются уюту.
С ними я тоже
свою полюбил лачугу.

Поле вспахал я
и всё, что нужно, посеял
Время настало
уже читать мои книги.

Нищ переулок
вдали от колей глубоких,
Только заедет
коляска близкого друга.

Чарку приятно
весенним вином наполнить,
Овощи с грядок
собрать в моем огороде...

Дождь моросящий
с востока сюда приходит,
Ласковый ветер
в пути его провожает.

Я пробегаю
«Историю Чжоу-вана»,
Снова любуюсь
картинами «Шаньхайцзина».

Так я мгновенно
вселенную постигаю...
Это не радость,
то в чем же она иначе?


ПРОШУ ПОДАЯНЬЯ
Пришел недород...
Голод из дому гонит меня,
Я просто не знаю,
куда от него мне бежать.

Иду я, иду,
и сюда в переулок прибрёл,
И в дверь постучался,
и что-то промолвил с трудом.

Но добрый хозяин
беду мою понял без слов
И, дар мне вручая,
меня к себе в гости зовет.

Смеёмся, толкуем,
пока не спускается ночь.
Нам чашу приносят,
и мы осушаем её.

И радость на сердце,
так новый знакомый мне мил
И, слово за словом,
слагаются эти стихи...

«Ты вновь возродил
древней матушки-прачки добро,
Но стыд меня гложет,
что я не талантливый Хань,

Что я в благодарность
тебя отдарить не могу,
Что только за гробом
моё воэдаянье тебе!»



Назад Содержание Далее
Зарезервировать - массаж в 4 руки алматы, высокий сервис . Центр сертификации. исо 9000 в Москве