Назад Содержание Далее

Тао Юань-мин

«Воспеваю бедных ученых»

* *
Во вселенной все сущее
обретает свою опору.
Сиротливому облаку
одному приютиться негде.

В дали, дали безвестные
в пустоте небес исчезает,
Не дождавшись до времени,
чтоб увидеть последний отблеск...

Чуть рассветное зарево
распахнёт ночные туманы,
Как пернатые стаями
друг за дружкой уже летают.

Позже всех, очень медленно
вылетает из леса птица
И задолго до вечера
возвращается в лес обратно...

В меру сил и старания
не сходя с колеи старинной,
Разве тем не обрёк себя
на лишения и на голод?

А вдобавок и дружества
если более не узнаешь,
Что случится от этого,
и какая нужда в печали?..


Как пронзителен холод,
когда близится вечер года.
В ветхой летней одежде
я погреться на солнце сел...

Огород мой на юге
потерял последнюю зелень.
Оголенные ветви
заполняют северный сад.

Я кувшин наклоняю,
не осталось уже ни капли,
И в очаг заглянул я,
но не видно в нем и дымка.

Лишь старинные книги
громоздятся вокруг циновки.
Опускается солнце,
а читать их всё недосуг.

Жизнь на воле без службы
не равняю с бедою чэньской,
Но в смиренности тоже
возроптать на судьбу могу.

Что же мне помогает
утешенье найти в печали?
Только память о древних
живших в бедности мудрецах!


*
Ученый Чжун-вэй
любил свой нищенский дом.
Вокруг его стен
разросся густой бурьян.

Укрывшись от глаз,
знакомство с людьми прервал.
Стихи сочинять
с искусством редким умел.

И в мире затем
никто не общался с ним,
А только один
Лю Гун навещал его...

Такой человек,
и вдруг - совсем одинок?
Да лишь потому,
что мало таких, как он:

Жил сам по себе,
спокойно, без перемен -
И радость искал
не в благах, не в нищете!

В житейских делах
беспомощный был простак...
Не прочь бы и я
всегда подражать ему!



Назад Содержание Далее