Поэзия Индии Предыдущая легенда

Скоро, духом покинуто,
Это тело изношенное
На землю будет брошено,
Как колода никчемная.


СТРАНСТВИЕ царя Ними по преисподней

Данный отрывок взят из "Легенды о царе Ними". В ней повествуется о том, как некогда в древности боги сообщества Тридцати Трех, обитающие на вершине вселенской горы Сумеру, пожелали встретиться и побеседовать с земным царем Ними, прославившимся своими необычайными мудростью и добродетелью. Предводитель богов Шакра посылает за царем Ними в его столицу Митхилу своего божественного колесничего Матали. Тот везет царя в горнюю обитель богов, а дорогою показывает ему, по его просьбе, множество адов и терзающихся в них грешников.

Узрел царь Ними адскую реку
Вайтарани, откуда нет спасенья,
Что щелочи полна, кипит, дымится
и извергает гибельное пламя.
Никто ее не создавал -
она порождена была самим злодейством.
Там с палицами, копьями, мечами
кромешники по берегам стояли.
Кололи, резали, секли, рубили
они попавших в адские пределы.
А грешники от муки нестерпимой
в Вайтарани искали облегченья,
Бросались вниз, в колючую осоку
с торчащими кинжалами-шипами,
И, напоровшись на шипы, висели
тысячелетия. Потом срывались ниже
И падали, не в силах удержаться
на лес железных кольев раскаленных.
Века они пеклись на этих кольях,
насаженные, словно дичь на вертел.
Дымились колья, и тела дымились.
А ниже - новая и горше мука:
Растут там листья лотосов железных;
края у них отточены, как бритвы.
На них сползали мученники с кольев,
им острые края кромсали тело.
Когда эе в щелочь грешники ныряли,
то дым валил от изъязвленной плоти.
Внизу река утыкана мечами.
"Быть может, под водой немного легче?" -
Так думали они и вглубь ныряли,
но там мечи им рассекали члены.
Не в силах грешники терпеть такие муки,
и стон в аду не умолкает.
То вниз несет Вайтарани их по теченью,
а то обратно возвращает.
По берегам их бесы караулят,
остроги мечут, колья. словно рыбу,
Вытаскивают из реки баграми,
распяливают на желехных досках
И в глотки тычут булавой железной, -
и снова слышен стон, рожденный болью.
Царь Ними в потрясении великом
спросил: "Возничий, что они свершили?
Поистине ужасны эти муки!"
И небожитель Матали ответил
(Ему дела всех грешников известны,
царю сказал он истинную правду):
"Кто силой злоупотреблял при жизни,
кто оскорблял и мучил беззащитных,
Теперь казнятся за свои злодейства
в Вайтарани, откуда нет спасенья".
Сказав так, дальше Матали поехал.
А там, где он остановился снова,
От псов спасались великаны бегством.
Им раскаленная земля сжигала ноги,
А псы их нагоняли в лютой злобе
(они слонам не уступали ростом),
Вгрызались на бегу в живое тело
и великанов на землю валили.
Кричали великаны страшным криком,
но звери беспощадно их терзали
И до костей обгладывали мясо.
Затем слетались коршуны к останкам
Железноклювые, с телегу ростом,
дрались над великаньеми костями,
Их долотами-клювами долбили
и костный мозг высасывали жадно.
Там тучи воронья кругом клубились,
что страшны видом, беспощадны нравом, -
На всех бросаются, кого заметят.
Царь ужаснулся и спросил возницу:
"Мне страшно видеть это, колесничий.
За что им суждены такие муки?"
Они сквалыгами при жизни были,
отказывались помогать монахам".
"А эти кто? Тела огнем объяты?
бегут, а бесы поспешают следам,
Держа в руках железные дубины,
и лупят их дубинами по бедрам,
Сбивают с ног, мочалят спины, руки,
и превращают их в мешок с костями?"
"Злолдеями они при жизни были,
мужчин и женщин мучали безвинно".
"Скажи мне, Матали, кто эти люди?
Их бесы обступили полукругом,
Пихая накаденными баграми
на кучи углей белого каленья.
Они проваливаются по пояс,
а бесы углей сверху подсыпают.
Огнем горят несчастные, рыдают.
За что им эти лютые мученья?"
"Они растратили казну общины,
чужие деньги нагло прокутили,
А чтоб сокрыть, старейшин подкупили
и лжесвидетельством избегли кары".
"Что за котел огромный, раскаленный?
Кого в него швыряют вверх ногами?"
"Тех негодяев, что при этой жизни
благим подвижникам немало докучали".
"А эти мученики что свершили?
За что им кожу с головы снимают
И раны поливают кипятком?"
"Ты видишь пред собою птицеловов.
Они ловили птиц, их умерщвляли
и на базаре торговали мясом".
"Вон многоводная река струтся.
Здесь спуск удобен, берега полоши.
Спешат напиться мучимые жаждой,
спускаются к реке по медным скалам,
Но стоит им припасть к воде губами -
и берега охвачены пожаром,
Вокруг горит мякина и солома,
И жжет нутро огонь немилосердно.
А люди с жаждой совладать не в силах,
его глотают, думая напиться.
Огонь насквозь тела их прожигает.
За что им, Матали, такая мука?"
"Они зерном нечестно торговали,
мешали хлеб с соломой и мякиной".
"Что эти люди так вопят истошно?
В них бесы стрелы, пики, копья тычут
Со всех сторон, не зная передышки.
Скажи, чем эти люди провинились?"
"Перед тобой грабители и воры,
что ремеслом избрали похищенье
Зерна, овец, коров, баранов, денег,
а равно драгоценных украшений".
"А этих грешников за что живьем свежуют,
разделывают, будто скот на рынке?"
"То мясники и рыбники былые.
Они безвинных тварей убивали
И мясо выставляли на продажу,
а ныне сделались поживой бесов".
"Теперь я вижу мерзкий пруд зловонный.
Дерьмом с мочой он до краев наполнен,
И от него смердит невыносимо.
Вокруг него сидит народ голодный,
Хлебая жадно мерзостную жижу.
Кем были прежде эти дерьмоеды?"
"Они при жизни нравом были вздорны
и непрестанно козням предавались,
Друзьям вредили, полные коварства, -
а ныне поглоща.т нечистоты".
"А это что за мерзкий пруд вонючий?
Он до краев наполнен кровью с гноем,
И от него смердит невыносимо.
Но грешники его кругом обсели,
Лакая ненасытно гной кровавый.
Что совершили эти гноепивцы?"
"Здесь те, кто на святого поднял руку,
отцеубийцы, матереубийцы.
Они из общества себя исторгли
и опиваются кровавым гноем".
"И эту пытку объясни, возничий!
Огромными калеными крюками
Кромешники людей за губы тянут,
Распластывают их, как бычьи шкуры,
На колышках растягивают тело.
Слюною и слезами истекают
Их жертвы, извиваются, трепещут,
подобно рыбам, брошенным на сушу.
Кто эти люди, что крючки сглотнули?
За что они распялены на кольях?"
"Они чиновниками в жизни были,
за ценами следили на базаре.
Им взятки покупатели давали,
чтоб они цены приказали сбавить.
А рядом с ними - жулики-торговцы,
людей обвешивавшие на рынках.
Но нет мошенникам от мук спасенья.
Лежат теперь, растянуты на кольях"
"Откуда эти жалкие старухи?
Они вопят, заламывая руки.
Их плоть уродлива и безобразна,
сочится сукровицею и гноем.
Они закопаны по пояс в землю,
а сверху их тела напоминают
Говяжьи освежеванные туши.
Горящие железные утесы
На них обрушиваются внезапно,
разламывая мученницам кости.
Но вот откатится скала - и снова
стоят они, ничуть не изменились!
Опять идет гора горе навстречу,
а меж горами мученницы стонут.
Они попали в адскую давильню,
им кровь теперь из тела выжимают.
Ответь, возничий, в чем их преступленье?
За что им суждена такая пытка?"
"Они распутству прежде предавались,
в утехах плотских были ненасытны,
Своим мужьям коварно изменяли,
вот и попали в адскую давильню".
"Вон за ноги кромешники хватают
людей и сбрасывают их в ущелье.
А там на дне - пылающие угли.
Что эти люди на земле свершили?"
"То соблазнители, прелюбодеи.
Они, как говорят, воров страшнее.
За грех их суждено им низвергаться
в ущелье, полное горящих еглей.
Теперь вокруг ты можешь оглядеться,
И сразу множество адов увидишь.
А муки в них - безмерны, люты, жутки,
страшны, жестоки, непереносимы.
Казнятся здесь те люди, что при жизни
поверили губительным воззреньям
И причиняли зло по убежденью,
других людей к тому же подстрекая".

Поэзия Индии Предыдущая легенда